О Центре
Новости

Без «Форели» на воде

11 июля 2018

Что самое главное для экипажа при нештатном приводнении? Какие средства есть в спускаемом аппарате для сохранения жизни и здоровья космонавтов и астронавтов? Чем «короткая» тренировка отличается от «длинной»? Ответы на эти и многие другие вопросы, касающиеся данного вида экстремальной подготовки экипажей, любознательные журналисты узнали вчера на Дне прессы в рамках «водного выживания», которое проводят сотрудники ЦПК в Ногинском спасательном центре МЧС России.

Под прицелом камер оказался экипаж опытного космонавта Андрея Борисенко, совершившего два космических полёта. Несмотря на то, что у Андрея Ивановича это уже пятая такая тренировка, он вновь в строю, тем более что его коллега – астронавт НАСА Джессика Миер – проходит испытание водой впервые. «Мне рассказывали, что представляет собой эта тренировка, – поделилась Джессика. – И я с нетерпением жду её, так как мне нравятся подобного рода экстремальные мероприятия. У меня есть опыт подводного плавания, и я провела много времени в таких гидрокостюмах, как «Форель», когда занималась подводным плаванием в Антарктических водах. Поэтому, я считаю, что тренировка будет приятной и, конечно, полезной на случай, если придётся столкнуться с подобного рода ситуацией».

Пока экипаж готовился к началу «учебного приводнения», начальник отдела ЦПК по экстремальным видам подготовки Анатолий Забрусков рассказал представителям СМИ, из чего состоит цикл «водного выживания», каковы нормативы «сухой», «длинной» и «короткой» тренировок, а также как осуществляется работа поисково-спасательных служб. «Само приводнение – это уже нештатная ситуация, – подчеркнул Анатолий Владимирович. – Поэтому мы проводим такие тренировки, чтобы экипажи были психологически к этому готовы. Согласно бортдокументации, если спускаемый аппарат (СА) герметичен, экипаж должен находиться в нём как можно дольше и ждать поисково-спасательных сил (ПСС). Но иногда в случае нештатной посадки становится понятно, что ПСС быстро не подойдут и надо принимать решение, так как аккумуляторы, которые стоят внутри СА, тоже имеют свой ограниченный ресурс. Соответственно, со временем вентиляция в капсуле будет недостаточной, поэтому лучше выйти наружу и обозначить себя на поверхности. То снаряжение, которое они имеют в комплекте, позволяет в течение трёх суток сохранять жизнь и здоровье всех членов экипажа».

Что имеется в космическом корабле для спасания, наглядно показал ведущий инженер ЦПК Василий Закотенко: «Носимый аварийный запас (НАЗ) состоит из трёх блоков. В первом находится вода (шесть литров на трое суток трём членам экипажа), во втором – три рациона питания, медицинские накидки и аптечка, в третьем – всё, что нужно для создания лагеря и выживания в нём (мачете, светосигнальные средства, фонарь, нож, радиостанция и др.). Плюс в СА находятся полётные, теплозащитные костюмы и гидрокомбинезоны «Форель», имеющие положительную плавучесть».

На сей раз увидеть экипаж в составе Андрея Борисенко и Джессики Миер в ярких оранжевых гидрокостюмах не удалось, так как вчера у них была «короткая» тренировка, по сценарию которой в СА появилась большая течь и его нужно срочно покинуть, поэтому времени на переодевание нет – успеть бы взять всё самое необходимое. На подготовку снаряжения внутри СА у экипажа всего восемь минут и ещё одна минута на покидание капсулы. Времени проходит даже меньше, а экипаж уже выбрасывает НАЗ, приводняется, надувает спецсредство «Нева», собирается в геометрическую фигуру, чтобы не отдалиться друг от друга, подаёт световые сигналы и синхронно плывёт к лодке ПСС.

   

«С точки зрения тщательности выполнения операций, пожалуй, сегодняшняя тренировка самая динамичная и напряжённая, поэтому она сложнее «длинной». Здесь надо успеть ничего не забыть, а операций отработать внутри СА и затем снаружи – на водной поверхности – предстоит достаточно много, – пояснил Андрей Борисенко. – С точки зрения общей нагрузки «длинная» тренировка всё-таки более тяжёлая для экипажа, поскольку мы дольше находимся в сложных температурных условиях».

Пока успешно справившийся с нештатным «приводнением» экипаж переодевался из мокрых скафандров «Сокол» в сухую обычную одежду, у представителей СМИ выдалась возможность задать несколько вопросов директору офиса НАСА при ЦПК, опытному астронавту Дагласу Уилоку, совершившему два космических полёта: «Я тоже проходил такие тренировки, и они показались мне сложными. Твоё сердце бьётся очень быстро, внутри скафандра и капсулы жарко, ты потеешь. Но потом, когда покидаешь СА, чувствуешь долгожданную прохладу. В таких ситуациях очень легко потерять самообладание, поэтому нас учат, как правильно, шаг за шагом, совершать все необходимые операции при приводнении».

Сегодня экипаж в составе Андрея Борисенко и Джессики Миер благополучно завершил полный цикл «водного выживания». «Во время «водного выживания» нужно не только отработать все операции внутри СА и снаружи, но и настроиться на волну друг друга, выработать общий алгоритм действий, в том числе в нештатных ситуациях, – подытожил Андрей Иванович. – Поэтому такие тренировки просто необходимы каждому вновь сформированному экипажу, независимо от того, кто когда уже проходил данный вид подготовки».

Источник: Пресс-служба ЦПК, фото ЦПК
RSS | Архив новостей
Для подписки на новости введите Ваш e-mail:
Выберите рубрику
Интересные факты
Первый космодром
Когда в 1950-х годах было принято решение строить космодром в казахских степях, для введения вероятного противника в заблуждение построили ещё один космодром — деревянный — в посёлке Байконур Карагандинской области. После старта корабля «Восток-1» с Гагариным на борту это название в печати перешло к настоящему космодрому, находящемуся в 300 км от этого посёлка.