В космос по конкурсу

27 марта 2012
Собираясь в космос, я здорово нервничала: а вдруг там спросят, участвовала ли я, скажем, в спортивных соревнованиях? А ведь, если по-честному, не участвовала. Или умею ли я выживать в условиях дикой природы — если, например, наш спускаемый аппарат приземлится в тундре или тайге? Да и мама против. Зато муж советовал: если станут крутить на центрифуге, смотри в одну точку перед собой и не отвлекайся — так легче выдержать. Собрав волю в кулак, я шла навстречу строгим судьям в белых халатах: вот она я, будущее русского космоса...
 
Но судьи меня успокоили. Начальник Центра подготовки космонавтов Сергей Крикалев добродушно объяснил: ни по возрасту, ни по здоровью я для Роскосмоса не подхожу. И никто не подходит. 99 процентов населения страны на роль покорителей космоса не годится по определению, а и из оставшегося процента подготовку смогут осилить лишь считаные единицы.
 
Тем не менее Роскосмос решился на эксперимент и в начале 2012 года объявил о проведении открытого конкурса по отбору кандидатов в космонавты, в котором впервые мог принять участие любой гражданин России.
 
Закрытый космос
 
Профессия космонавта еще лет 30-40 назад была пределом мечтаний советских школьников — все хотели повторить подвиг Юрия Гагарина и совершить полет вокруг Земли. Но как стать космонавтом — никто не знал, было только известно, что круг претендентов ограничивался военными летчиками. Но вот как из тысяч простых пилотов отбирались самые-самые — этот вопрос считался чуть не военной тайной.
 
— Да никакая это не тайна,— говорит начальник Центра подготовки космонавтов (ЦПК) им. Ю.А. Гагарина летчик-космонавт и Герой России Сергей Крикалев.— Раньше будущие космонавты приезжали из других городов и устраивались работать на научно-производственное объединение "Энергия", где и делали все космические аппараты и ракеты. Только чтобы получить право подать заявление о рассмотрении твоей кандидатуры для отбора в кандидаты в космонавты, требовалось проработать в НПО "Энергия" не менее 3 лет. Тысячи людей проходили через это сито, и я в свое время.
 
Но в 1990-е годы жестокий экономический кризис опрокинул прежние идеалы. Зарплата инженера НПО "Энергия" составляла 100-200 долларов, поэтому выпускники вузов предпочитали идти в бизнес или уезжать за границу. Сегодня специалисты на "Энергии" зарабатывают около 30 тысяч рублей в месяц, а космонавты, уже зачисленные в отряд,— около 70 тысяч рублей. Понятно, что такая зарплата не станет основной мотивацией для претендентов.
 
— Это значит, что в космонавты идут прежде всего ради миссии и ради статуса,— говорит Сергей Крикалев.— И открытый набор кандидатов в космонавты Роскосмос решил провести, чтобы показать молодежи достойные ориентиры. Руководство Федерального космического агентства мечтает, чтобы профессия космонавта опять вошла в моду.
 
Сегодня в отряде космонавтов 39 человек. Это оптимально для программы полетов на Международную космическую станцию. Сейчас экипаж МКС увеличен до 6 человек, и у каждого экипажа есть дублирующий состав. Центр подготовки космонавтов ведет график готовности людей, исходя из которого раз в 2-3 года проводится очередной набор кандидатов в космонавты. Принимают 5-6 человек. Так будет и в этом году.
 
— Мы рассчитываем, что каждый космонавт в среднем должен слетать три раза,— объясняет Олег Котов, заместитель начальника Центра подготовки космонавтов им. Ю.А. Гагарина.— На подготовку к зачислению в отряд уходит не меньше 6 лет. Перерыв между полетами — минимум 3,5 года. Какое-то время уходит на работу в качестве дублера. Из этих цифр и складывается возраст профессионального долголетия.
 
Вначале возрастной потолок претендентов на место в отряде хотели ограничить 35 годами, но позже решили понизить до 33, чтобы дать космонавтам возможность больше летать повторно и окупить вложенные в них государственные средства.
 
За звезду полжизни
 
Как только Роскосмос на своем сайте объявил о начале открытого конкурса на прием в отряд космонавтов, сюда, в Звездный городок, где находится Центр подготовки космонавтов, пошли ходоки и почтальоны — на завоевание космоса ринулись сотни и тысячи энтузиастов. Большая часть, правда, присылала документы по почте...
 
— Прежде всего нам нужны люди с техническими, математическими, медицинскими знаниями,— говорит Сергей Крикалев.— Открытый набор кандидатов в космонавты — это большой социальный эксперимент, который, по идее, должен привлечь в космонавтику молодых талантливых инженеров и ученых разных отраслей. Так что люди искусства имеют очень мало шансов пропасть на орбиту.
 
Всего за два месяца в конкурсную комиссию по отбору кандидатов в космонавты было подано 113 заявлений (31 — от представителей космической отрасли, 6 — от военнослужащих, остальные — от работников других сфер).
 
— Мы не разглашаем более подробную информацию о претендентах,— объясняет начальник ЦПК им. Ю.А. Гагарина Сергей Крикалев.— Нам кажется неэтичным раскрывать их личность или объяснять, по какой причине не подошел тот или иной человек.
 
Как удалось выяснить, среди претендентов было 8 женщин, причем четыре из них — из космической отрасли. Правда, ни одной из них не повезло — кого-то подвели анкетные данные, другие не прошли медкомиссию. В итоге через жесткое сито первого этапа конкурса прошли всего 8 человек. Эти кандидаты и допущены ко второму этапу отбора, который стартовал только что.
 
Для сравнения, в этом году в США заявки на зачисление в кандидаты в астронавты подали не 113, а 6300 желающих, что, впрочем, и для NASA рекорд — в два раза больше обычного.
 
— Но количество никогда не гарантирует качество,— уверен Игнат Игнатов, инструктор по подготовке космонавтов к выходу в открытый космос.— Вот какие-то хипстеры, сидя в Facebook, взяли и шутки ради послали заявление. Это не значит, что от них будет толк. Может, у нас и меньше заявлений, но зато это в основном специалисты, которые имеют представление о предстоящей работе, нацелены на нее. У них серьезное отношение к делу.
 
Сам Игнат тоже участвует в конкурсе, как и многие другие сотрудники ЦПК, подходящие по возрасту. Он надеется, что сумеет удовлетворить строгие требования конкурсной комиссии. Согласно этим требованиям, претендент должен иметь отличное здоровье, высшее образование, опыт работы от 5 лет (приоритет, конечно же, у специалистов авиационной и ракетно-космической промышленности), а также отличные характеристики с места работы. Ну, и репутация будущего космонавта, само собой, должна быть безукоризненной.
 
Космонавт — это звучит гордо
 
После заочного этапа проверки документов успешных претендентов пригласят в ЦПК для личного прохождения нескольких подкомиссий, которые проверяют вначале профессиональную компетентность, затем морально-психологические качества, физическую подготовку и, наконец, состояние здоровья. После всех испытаний претенденты получат общий интегральный балл, и те, у кого этот балл окажется максимальным, будут рекомендованы в Роскосмос для утверждения в качестве кандидатов в космонавты. Предварительно отбор должен быть завершен к 30 апреля, но руководство ЦПК собирается обратиться в Роскосмос с предложением продлить этот срок. Ведь европейцы, японское космическое агентство и NASA тратят на отбор кандидатов до полутора лет.
 
Жанна Шевченко и Наталья Филиппова — ведущие психологи лаборатории медико-психологического обеспечения космонавтов ЦПК, они осуществляют наиболее долгую и подробную проверку, выявляя как поверхностные, так и тайные стороны личности будущих космонавтов.
 
— В ЦПК претендентов вначале проверяют на общую осведомленность, на зрелость личности, на образованность, социальные ориентиры, мотивацию, интересы,— рассказывает Жанна Николаевна.— Затем мы проводим развернутую 6-часовую беседу, включающую комплексное тестирование, и в результате определяем общую готовность человека к полету. То, что космонавтами становятся лучшие,— это не пустые слова! Космонавт — это гармоничная личность, он должен быть развит интеллектуально и физически. Смотрите: он и лидер, и подчиненный; и публичный человек, и тот, кто способен работать в замкнутом пространстве. Он также терпим к особенностям чужой культуры, ведь экипажи на МКС многонациональные. У космонавта, как правило, замечательное чувство юмора — оно помогает избегать конфликтов на орбите. И еще он хороший семьянин, надежный партнер и товарищ. Другому просто не справиться.
 
Претенденты, успешно прошедшие перекрестный допрос психологов, попадут к Евгению Шемчуку — в лабораторию отдела физической подготовки. Тут их физическую форму оценят на батуте, на различных тренажерах — велоэргометре, вестибулярном кресле, "космической" беговой дорожке, аналог которой находится на МКС. Евгений Петрович советует не волноваться: даже если показатели тестов не будут идеально соответствовать заданному стандарту, у кандидатов останется возможность "подтянуть" свои слабые места во время общекосмической подготовки. И тем не менее претенденты должны проявить максимальную выносливость, силу, быстроту, ловкость и гибкость.
 
Заместитель начальника отдела по подготовке космонавтов к факторам космического полета Владимир Алексеев работает в ЦПК уже 42 года, он тестирует претендентов на вестибулометрическом кресле, которое, как говорят бывалые космонавты, выдержать даже сложнее, чем центрифугу.
 
— Надо понимать, что 70 процентов людей имеют пониженную вестибулярную устойчивость,— поясняет Владимир Николаевич.— Но, к счастью, эта система хорошо тренируема. И в последние 20 лет мы снизили требования приема настолько, что на своем уровне практически не отсеиваем претендентов. Зачем нам терять академиков, если можно их натренировать? Приходите, занимайтесь, летайте! Вообще проверка физической подготовки не такая уж строгая. Вот на следующем этапе, у клиницистов (у тех же стоматологов), могут быть вопросы посерьезнее, но и их в основном можно решить.
 
Сотрудники ЦПК говорят, что на заре советской космонавтики требования к кандидатам были значительно более жесткими. Но эта жесткость носила скорее превентивный характер — знаний о человеческом организме, о его реакции на условия полета было мало, поэтому любое отклонение от идеальных стандартов в то время становилось поводом к отбраковке. Сейчас знаний стало больше, и медицинская комиссия спокойнее воспринимает некоторые небольшие погрешности. С другой стороны, появились новые научные данные, сама процедура отбора усложнилась.
 
Кто следующий?
 
Уже известно, что первая четверка теперешних претендентов на место в отряде космонавтов, которая успешно прошла первый этап отбора, работает в ракетно-космической отрасли. И это никого не удивляет. Кто же еще может проявить лучшие технические знания, быть максимально готовым к требованиям комиссии? Похоже, в этот раз открытый набор действительно окажется не больше чем экспериментом, и зачисление в кандидаты пройдет по проторенной дорожке.
 
— Нет, конечно, надо давать возможность людям других специальностей, набор должен быть в какой-то мере открытым,— говорит Игнат Игнатов, инструктор по внекорабельной деятельности гидролаборатории ЦПК им. Ю.А. Гагарина.— Но не так, как у американцев, которые катают в космос учителей. Космонавт обязан выполнять на орбите работу, а это может делать только специализированный состав: летный, инженерно-испытательский, конструкторский. Работать в космосе могут только те люди, которые в жизни неоднократно проходят медицинские освидетельствования, имеют отличное здоровье и определенный опыт. Космонавт должен воспринимать техническую информацию, запоминать ее, обрабатывать.
 
— А я думаю, что скоро летать в космос смогут все желающие,— не согласен с ним замначальника отдела по подготовке космонавтов к факторам космического полета Владимир Алексеев.— Когда Гагарин готовился к полету, мы сомневались: может ли вообще человек находиться в космосе? Но теперь знания накоплены, и опасений больше нет. Американцы-то ведь как делали? Семь человек в шаттл запустили — преподавателей, инженеров, еще кого-то, аптечку укомплектовали фармакологией, и все. Это не совсем правильно, но они по такому пути пошли. Мы тоже могли бы так делать. Не знаю, сколько времени понадобится, 5, 10, 15 лет, чтобы неспециалисты стали летать. По большинству направлений мы уже готовы к этому.
 
Впрочем, это уже размышления к следующему отборочному конкурсу, который, если не поменяются планы Роскосмоса, стартует в феврале следующего года. Есть все основания полагать, что на этот раз желающих будет значительно больше.

 

 

Источник: http://www.kommersant.ru/doc/1897105, Ольга Волкова, журнал "Огонек", фото ЦПК