Новости
О Центре
Новости
Новости

Свой человек Антон Шкаплеров

20 февраля 2022

Герою России, космонавту Роскосмоса Антону Шкаплерову очень подходит определение «наш человек». Он относится к редкой категории людей, которых все считают своими, благодаря обаянию и простоте в хорошем смысле этого слова. Таким, к примеру, был Юрий Гагарин. Возможно, параллели слишком смелые, но вот земляки Антона Шкаплерова совсем не боятся их проводить. Для них первый и 111-й космонавты страны стоят в одном ряду героев, вызывающих гордость и восхищение. Фильм «Наш человек. Антон Шкаплеров», который сделали севастопольцы, как раз об этом. 

Детство Антона Шкаплерова прошло в Балаклаве. Когда видишь в кадре горы, море, белые ряды причалов и слушаешь людей, в окружении которых рос будущий космонавт, понимаешь, что ему очень повезло. Само это место способно сделать человека счастливым, вероятно поэтому жители Балаклавы очень похожи друг на друга: добрые, светлые, открытые. Они верили в Антона, когда он был еще ребенком, знали о его мечте стать космонавтом и поддерживали во всем.

Может быть, именно удачный жизненный старт привел Антона Шкаплерова к стартам космическим — их уже четыре. Общая продолжительность трех полетов составила чуть больше 533-х суток, а сейчас идет пятый месяц его очередной экспедиции на МКС. 

В преддверии своего 50-летнего юбилея, который космонавт отмечает 20 февраля, он поделился воспоминаниями о детстве, рассказал о проекте «Вызов» и о том, ради чего стоит выбирать профессию космонавта:

— У меня было хорошее детство и воспоминания о нем яркие. Мы с друзьями по домам не сидели: лазили по горам, прыгали со скал в море, купались все лето. На день рождения я приглашал их к себе домой, мы садились за праздничный стол, съедали что-нибудь вкусненькое, а потом шли гулять. 

— Помните, что Вам дарили в детстве?

— Конечно. Я всегда получал подарки от родителей. Когда совсем маленьким был, это были модели машинок. Потом стал интересоваться авиацией, космосом и просил, чтобы на день рождения мне дарили модели самолетов и космических аппаратов. Были очень хорошие наборы производства ГДР с моделями, которые надо собирать самостоятельно. К окончанию школы коллекция получилась уже довольно большой. Сейчас она находится в музее, в Севастополе. 

— А ведь Вы еще и танцами занимались?

— Да. Сначала это был танцевальный кружок: один я и три девочки. Но со временем кружок перерос в хореографический ансамбль «Радость». Этот коллектив очень высокого уровня, гастролирует по всему миру, через него прошли тысячи детей. 

— Вы и сейчас хорошо танцуете? 

— Такие трюки как в детстве уже не выполню, но танцевать умею. 

— Родители влияли на выбор занятий? 

— Родители были заняты работой. Отец подолгу отсутствовал, он подводник — уходил в плавание. Я был достаточно свободен, но не лишен их внимания. Выбирать профессию родители не мешали — только помогали: если тебе это нравится, то почему бы и нет? Очень благодарен им за то, что воспитали меня человеком с определенными жизненными ценностями. 

Говорят, Вы очень рано определились с профессией. Почему решили стать космонавтом?

— Много фильмов смотрел о летчиках и космонавтах, книги о них читал. Мы знали своих героев буквально по именам, они все на слуху были. Уже тогда я имел представление об отряде космонавтов. Решил — чтобы стать космонавтом, надо  освоить профессию летчика. Загорелся этой идеей, хотя лично не знал ни одного летчика. 

— Вы ведь жили в Севастополе. Неужели никогда не мечтали о море и дальних плаваниях?

— Вообще, я хотел стать летчиком морской авиации. Но в Черниговском высшем военном авиационном училище летчиков, куда меня направили после обучения в севастопольском аэроклубе, не готовили специалистов такого профиля. Позже, когда переводился с Украины в Россию, некоторое время проучился в Ейске. Но морская истребительная авиация на тот момент переживала не лучшие времена. И в итоге я выбрал Качинское высшее военное авиационное училище летчиков. Истребители — моя стихия. 

— Для того, чтобы остаться в Черниговском училище, надо было принести военную присягу на верность Украине?

— Да. Когда мы говорили с отцом на эту тему, он сказал, что два раза не присягают. И правильно, военная присяга должна быть одна. По крайней мере, когда я приехал в Россию, никто не просил меня новую российскую присягу принять. Присягал один раз — советскому народу. 

— Как Вас приняли в Качинском училище?

— Я был не один, кому пришлось сменить место учебы. Приняли нас хорошо, восстановили на тот же курс, в тех же званиях, я вообще ничего не потерял. Может, только пару зачетов дополнительно сдал, и продолжил учиться по тому же направлению, что и раньше. Потом была Военно-воздушная академия имени профессора Н.Е. Жуковского.

После академии Антон Шкаплеров служил в частях ВВС, с 1998 года был старшим летчиком-инструктором авиационной группы высшего пилотажа «Небесные гусары». В мае 2003 года его зачислили в отряд космонавтов для прохождения общекосмической подготовки.

  

— Сейчас Вы находитесь в своей четвертой экспедиции на МКС. Ради чего, на Ваш взгляд, стоит идти в космонавты?

 — Ради того, чтобы заниматься очень интересным делом. Знаете, чтобы посмотреть на Землю со стороны, мы годами готовимся к полету. И оно того стоит. В январе мы с Петром Дубровым работали в открытом космосе. Когда приступали к работе, начинался рассвет. В этот момент пролетали над Патагонией в Южной Америке: заснеженные горы, ледники… Раньше нам облака мешали увидеть это место, а когда вышли в открытый космос, небо над Патагонией было безоблачным. 

 — Но выход в открытый космос это, прежде всего, тяжелый труд. С чем его можно было бы сравнить по физическим затратам?

— Во время выхода в открытый космос основная физическая нагрузка приходится на руки космонавта: это связано не только с работой, но и с перемещениями. По внешней стороне модулей мы перемещаемся на руках, держась за поручни и перестегивая карабины. Перчатки, находясь под давлением, становятся упругими, и каждый раз, сжимая ладони, мы это чувствуем. По ощущениям — как если бы сдавливать в руке мячик для большого тенниса. Один-два раза сжать, да пусть даже сто раз — это еще ничего. Но сейчас выходы в открытый космос длятся семь-восемь часов. Если кому-то хочется ощутить нагрузку на мышцы рук, которую испытывают космонавты, можно попробовать сжимать мячик в течение нескольких часов. 

— Во время выхода в открытый космос, о котором мы говорим, ЦУП на некоторое время утратил связь с Вами и Петром Дубровым. А что будет, если космонавты, работающие за пределами станции, перестанут слышать друг друга?

— Есть сигналы, которые мы можем друг другу подавать: к примеру, постукивая  рукой по шлему, показать, что связи нет. Если необходимо вернуться, можно указать на выходной люк модуля. Кстати, помимо основного комплекта связи, есть резервный. И мы тщательно готовимся к полетам и выходам в открытый космос, поэтому знаем, как действовать в нештатных ситуациях. 

— И тем не менее, когда что-то идет не по плану, становится тревожно за экипаж. Так, например,  во время прямой трансляции стыковки корабля «Союз МС-19» с МКС все услышали, что Вам пришлось перейти на ручной режим. 

— Я тренировался управлять кораблем в одиночку и выполнять различные операции без помощи бортинженеров. В реальности это оказалось сложнее, чем на тренажере. Надо наблюдать за мониторами, двумя руками управлять кораблем, а в процессе стыковки — выдавать команды не со своего пульта, а с пульта бортинженера, куда командир корабля может дотянуться только с помощью специальной указки. Со мной на корабле находились актриса Юлия Пересильд и кинорежиссер Клим Шипенко. Юля в нужные моменты передавала мне указку и забирала ее обратно после выдачи мною очередной команды. Кроме того, она помогала мне сверять мои действия с бортовой документацией. Опыт показал, что стыковку можно осуществить без помощи бортинженера. Отдельное спасибо инструкторам ЦПК Андрею Шаламову и Игорю Карюкину, которые меня обучали. 

 

— Вы стали участником научно-просветительского проекта «Вызов». Не только доставили на орбиту первый в мире киноэкипаж, но и снялись в «неземных» эпизодах будущего фильма. 

— Да, и мне кажется, что фильм получится очень хорошим. Он будет художественным, но там очень много настоящих чувств и живых эмоций. Ведь космический старт, полет не отрепетируешь, как в театре. К тому же знакомство актрисы с космонавтами Олегом Новицким и Петром Дубровым произошло на МКС, то есть как в жизни, так и в кино. 

— Во все свои космические экспедиции Вы отправлялись в качестве командира корабля. Приходилось ли как-то подбадривать экипаж во время старта или посадки?

— Момент возвращения на Землю довольно эмоциональный: вращения происходят в момент входа в атмосферу, большие перегрузки. Просто полгода в невесомости вообще не чувствуешь нагрузки, а тут и давление на тело, и вращение, и вибрация. Спускаемый аппарат объят пламенем, что очень хорошо видно в боковые иллюминаторы. Некоторые от страха зажимаются, кто-то начинает молиться. Поэтому буквально перед самым спуском, когда мы с экипажем обсуждаем  детали, говорю: значит так, будем входить в атмосферу, не сидите, не молчите, представьте себя на американских горках и дайте волю эмоциям.  

 — А какое влияние музыка оказывает на экипаж? Знаю, что Вы включали в свой плейлист детскую песню «Антошка». 

— Ну да, каждый раз включаю эту песню, она забавная. Музыка помогает снять напряжение перед стартом. Каждый член экипажа выбирает примерно пять песен, составляется общий плейлист. И уже находясь в корабле, мы в ожидании запуска слушаем музыку. 

   — Не каждому космонавту повезло отпраздновать день рождения в полете. Вы уже трижды принимали поздравления, находясь на МКС. Какие подарки приходилось получать на орбите?

— От товарищей по экипажу — очень оригинальные. Например,канадскую денежную  купюру с изображением космического манипулятора, выпущенную в ограниченном количестве. Она у меня дома хранится как сувенир. Стараюсь все подарки забрать с собой на Землю, хорошо, что это разрешается. 

— О каком подарке на 50-летие Вы мечтаете? 

— Вы знаете, у меня здесь все есть: еда, одежда, прекрасный вид из иллюминатора. Даже не знаю, чего пожелать. А вообще, подарки с Земли уже на станцию доставлены. Посылки подписаны: открыть 20 февраля. Перед моим днем рождения прибыл еще один «грузовик». Это тоже можно считать подарком к празднику. 

— Если бы у Вас была возможность взять с собой в полет кого угодно, кого бы взяли?

— Своих родных и близких, конечно, хотя бы на чуть-чуть. 

— А что Вы больше всего цените в людях?

— Честность и искренность. 

 — Что для Вас служит вдохновением в работе?

  — Думаю, осознание того, что делаешь что-то нужное и полезное для всего человечества.

 

Руководство Центра подготовки космонавтов имени Ю.А. Гагарина, отряд космонавтов и сотрудники ЦПК сердечно поздравляют Антона Николаевича с юбилеем и желают здоровья, благополучия, счастья и удачи во всех начинаниях!

 
Источник: Пресс-служба ЦПК, фото ЦПК, Роскосмоса, из личного архива семьи Шкаплеровых
RSS | Архив новостей
Для подписки на новости введите Ваш e-mail:
Выберите рубрику
Интересные факты
Космический туризм. Ч.Симони
Чарльз Симони стал первым двукратным космическим туристом, слетав на МКС в 2007 и 2009 годах. Недавно он женился, и его брачный контракт, помимо всего прочего, содержит запрет лететь в космос в третий раз.