О Центре
Новости
Новости

Пресс-конференция экипажей МКС-33/34 (cтенограмма)

22 октября 2012

Ирина Рогова, пресс-секретарь ЦПК: Добрый день, дорогие друзья! Мы начинаем нашу пресс-конференцию. В соответствии с программой полетов на Международную космическую станцию на 23 октября 2012 года в 16 часов 51 минуту по местному времени (соответственно, в 14 часов 51 минуту по московскому времени) запланирован старт транспортного пилотируемого корабля «Союз ТМА-06М» с экипажем 33/34-й длительной космической экспедиции. По результатам заседания Государственной комиссии были утверждены следующие составы экипажей: основной экипаж командир корабля «Союз», бортинженер МКС Олег Новицкий (Роскосмос, Россия); бортинженер корабля, бортинженер МКС Евгений Тарелкин (Роскосмос, Россия); бортинженер-2 корабля, бортинженер МКС-33, командир МКС-34 Кевин Форд (НАСА, США). Позвольте представить членов дублирующего экипажа: командир корабля «Союз», командир МКС Павел Виноградов (Роскосмос, Россия); бортинженер корабля, бортинженер МКС Александр Мисуркин (Роскосмос, Россия); бортинженер-2 корабля, бортинженер МКС Кристофер Кэссиди (НАСА, США). Переходим к вопросам к основному и дублирующему экипажам. Пожалуйста.

Елена Зубцова, газета «Военно-промышленный курьер»: Добрый день! Вы все втроем впервые летите на «Союзе». До старта остались сутки. Мы с вами уже встречались в Звёздном городке. Какие у вас сейчас ощущения? Есть ли волнение?

Олег Новицкий: Спасибо за вопрос. Особо никаких впечатлений нет, сейчас у нас есть чувство ожидания, ожидания, которое растягивается. Есть огромное чувство уверенности в нашем корабле, в наших специалистах, которые дают возможность нам выполнить этот полет, как я считаю, на самой безаварийной технике на данный момент.

Евгений Тарелкин: Я, пожалуй, добавлю к ответу Олега. Конечно, есть чувства... Сейчас время близится к обеду – хочется и поесть (смеётся)! Если серьезно, то мы уверены в нашем корабле, мы хорошо его изучили. Сейчас мы совершенно спокойны и готовы лететь.

Кевин Форд: Продолжу ответ моих коллег. Конечно, очень волнительно совершить предстоящий полет, но я абсолютно уверен в своем экипаже, ведь мы столько времени провели вместе, тренируясь в Звёздном городке (Центре подготовке космонавтов имени Ю.А. Гагарина – прим. ред.). Экипаж хорошо подготовлен. Это будет наш первый полет вместе. Я очень жду этого полета, полета на корабле «Союз», жду совместной работы на борту станции.

Ирина Рогова: Спасибо большое. Вы можете заметить, как радостно все члены экипажа улыбаются. Следующий вопрос, пожалуйста.

Продюсер, Russian сhannel: Мой вопрос Кевину Форду. Вы уже были на станции, летали на шаттле. Какая разница между Вашими ощущениями от полета на шаттле и полета на «Союзе»?

Кевин Форд: Мой первый полет я совершал на шаттле, и на станции я провел всего десять дней. На мой полет была возложена миссия, связанная с «челноком», и я особенно не углублялся в изучение МКС. Сейчас я готовился по программе длительного полета. Я изучил все модули: и европейский «Коламбус», и японский «Кибо», и российский сегмент. С нетерпением жду этого длительного полета. В этот раз передо мной стоят совершенно другие задачи и будет проделана совершенно другая работа.

Наталья Бурцева, Телестудия Роскосмоса: Я хотела бы задать вопрос не только основному экипажу, но и попросить ответить Александра Мисуркина в связи с тем, что он впервые на Байконуре (в составе экипажа – прим. ред.). У космонавтов на Байконуре есть множество традиций; расскажите, пожалуйста, какие вам больше всего нравятся.

Олег Новицкий: Хороший вопрос. В этот раз изменилось место проживания, и, наверное, какие-то традиции поменялись. Тем не менее, завтра мы будем выходить именно из этой гостиницы, где жили все предыдущие экипажи (гостиница «Космонавт» - прим. ред.), здесь же будем расписываться на дверях. По нашей просьбе руководство решило не менять эту традицию, и наша дорога начнется именно отсюда.

Евгений Тарелкин: Есть такая традиция как корреспондент Наталья Бурцева, которая задает разнообразные вопросы (улыбается). Если говорить серьезно, как уже говорил Олег, то традиций у нас множество. Мы, как люди опасной профессии, стараемся их соблюдать неукоснительно.

Александр Мисуркин: Для меня самой запоминающейся традицией является традиция дублеров красить ракету в ночь перед стартом основного экипажа (смеется). Мы очень старались и, на мой взгляд, получилось довольно неплохо, завтра ребята из основного экипажа поделятся своими ощущениями. Спасибо всем, кто нам помогал в этом деле!

Ирина Рогова: Еще раз хочу заметить, что экипажи у нас очень веселые. На самом деле, никакую ракету они не красят.

Кевин Форд: Здесь очень много традиций, которые для меня внове. Очень трогательная традиция – сажать деревья. Мы провели здесь две недели, общаясь очень тесно друг с другом (в экипаже). Это тоже своего рода традиция. По окончании пресс-конференции у нас будет традиционный просмотр фильма «Белое солнце пустыни». Я с нетерпением этого жду!

Представитель КЦ «Южный»: Олег, расскажите, пожалуйста, чем Вы будете заниматься на станции в свободное от работы время?

Олег Новицкий: Наверное, мы попытаемся заняться фотографированием и видеосъемкой поверхности Земли. Если получится, то будем работать над интернет-блогом, чтобы все те, кто не может увидеть нашу планету из космоса, смогли это сделать. Думаем, это будет интересно как взрослым, так и детям.

Ирина Рогова: Расскажите, пожалуйста, что запланировано в программе вашего полета. Будут ли какие-то эксперименты, выполняемые совместно космонавтами и астронавтами?

Олег Новицкий: По программе полета российской стороне предстоит выполнить около 50 экспериментов, связанных с медициной, промышленностью, общеобразовательной сферой. Все эти эксперименты мы будем вести в течение всего полета. Ещё мы доставим на борт рыбок для Акихико (Акихико Хошиде, астронавт ДжАКСА – прим. ред.). Надеюсь, они долетят в целости и сохранности.

Ирина Рогова: Это для проведения медико-биологических экспериментов?

Олег Новицкий: Это мы должны спросить у партнеров, зачем им столько рыбок (смеется).

Кевин Форд: Что касается главных планов в работе, то меньше чем через месяц на станции мы останемся втроем, потому что экипаж, который сейчас находится на МКС, возвратится на Землю. Это тоже своего рода эксперимент.

Елена Зубцова: Вопрос Павлу Виноградову. Вам предстоит новая схема полета пилотируемого корабля. Не могли бы Вы немного рассказать об этом? Как Вы будете готовиться к этой миссии?

Павел Виноградов: По нашей традиции, я постучу по дереву (смеется). Не очень хочется говорить о будущем – в космонавтике это не принято. Планируется полет корабля по быстрой схеме. Мы должны за четыре витка долететь до станции, состыковаться. На самом деле, ничего нового нет. Все новое – хорошо забытое старое. Первые экипажи в 60 – 70-х гг. летали по этой схеме. Здесь очень важна точная работа ракеты-носителя. Сейчас мы вышли на новый уровень: в ракете-носителе стоит цифровая система управления, корабль стал очень умным. Конечно, возрастает нагрузка на Центр управления полетами. А для экипажа это более комфортные условия – это как долететь из Москвы до Хьюстона не за 12 часов, а за 3. Есть большая разница. Всё, что зависит от нашего экипажа, мы постараемся сделать. Над этой программой работает огромное количество людей: баллистические центры, ЦУП, «Энергия», службы космодрома. Будем стараться. Что получится, покажет время, 28 марта.

НАСА ТВ: У нас 2 вопроса к Кевину Форду. Первый. Вы сказали, что первая неделя полета будет очень напряженной. Расскажите о ней, пожалуйста.

Кевин Форд: Мы работаем по графику, все работы должны и будут выполняться: «Дрэгон» должен отстыковаться, «Прогресс» пристыковаться, и выход в открытый космос необходимо выполнить также. Мы долго тренировались, и мы справимся! Во время предстартовой подготовки в Звёздном городке я встретился с Джозефом Акабой, и он передал мне много материалов – произошла своего рода «пересменка» еще на Земле, поэтому на станции работать будет легче. Думаю, пересменка с экипажем, который сейчас на борту, произойдет в спокойной обстановке.

НАСА ТВ: Второй вопрос. Через неделю после Вашего прибытия на станцию будет отмечаться 12-летие постоянного пребывания людей на борту МКС. Не могли бы Вы подвести какой-либо итог пребыванию человека на станции за эти годы?

Кевин Форд: Когда мы находимся на борту МКС, мы поддерживаем рабочее состояние станции, чтобы все эксперименты могли быть осуществлены, чтобы продолжалась вся научная деятельность для будущей работы МКС. Первая декада «жизни» станции – это было её строительство, построение; присоединялись новые модули, космонавты и астронавты строили МКС для дальнейшего проведения научных работ. Сейчас идет декада свободной работы на МКС в плане экспериментов. Теперь мы можем использовать ее по главному назначению.

Дарья Алабужина, Russia Today: Вопрос к Олегу Новицкому и Евгению Тарелкину, впервые летящим в космос. Испытываете ли Вы чувство страха или другие переживания? О чем думают люди накануне старта, перед тем, как лететь в космос?

Олег Новицкий: Конечно, мы боимся, но на Госкомиссии нам сказали, что обратной дороги нет (смеется)! Все равно придётся лететь! А если серьезно, мы ожидаем новых ощущений, потому что каждый из нас уже выполнял полеты на самолетах, и ракеты мы пускали только вниз. А сейчас нам на ракете придется лететь в космос! Это ощущение будет незабываемым – находиться на самой вершине этой огромной конструкции, в которой столько мощи, что даже страшно представить!

Евгений Тарелкин: Как я уже говорил, сейчас я думаю о еде (смеется). Ну а если серьезно, то Олег правильно сказал: наверное, волнение у каждого присутствует. Вы знаете, чем отличается смелый человек от труса – тем, что трус зажался, ушел в себя и ничего не сделал; а смелый человек может переживать сильно, но он все равно выполняет то, что положено. Нас хорошо подготовили, мы не первый год в отряде.

Ирина Рогова: Хочу обратить ваше внимание на то, что из 6 космонавтов, которых вы сейчас видите, только Павел Владимирович (Виноградов – прим. ред.) – опытный космонавт, который уже летал на «Союзе». Остальные все в этом отношении новички.

Вопрос от корреспондента иностранного СМИ: Сейчас на вас смотрят многие школьники с уважением, восхищением и даже с некоторой завистью. Многие из них хотели бы сегодня (а особенно завтра) оказаться на вашем месте. Что вас в детстве вдохновило на то, чтобы стать космонавтами?

Кевин Форд: Когда я был ребенком, я любил залезать в шкаф и притворяться, что я нахожусь в космическом корабле. А ещё я брал у мамы пылесос и включал его в шкафу, чтобы он ревел, как двигатель! Я очень любил смотреть на небо и наблюдать за звездами. Наверное, я всегда мечтал полететь в космос. Мой старший брат стал летчиком, он брал меня с собой на полеты. Потом и я стал летчиком. Все это постепенно привело меня к исполнению моей мечты. И вот она сбылась! Я очень рад, что стал астронавтом!

Евгений Тарелкин: В детстве у меня не было пылесоса, шкаф не был очень большим (смеется), и я не мечтал быть космонавтом! Все свое сознательное детство я мечтал стать военным – и я им стал. А потом «кривая» жизни вывела меня к тому, что я все-таки стал космонавтом. Учился я в школе имени Ю. А. Гагарина, потом в Военно-воздушной академии имени Ю. А. Гагарина, а затем я работал в Центре подготовки космонавтов имени Ю. А. Гагарина.

Ирина Рогова: Евгений, может быть, пример отца стал для Вас ориентиром? Расскажите, пожалуйста, немного о нем.

Евгений Тарелкин: Я из семьи военного. Сейчас мои родители и супруга находятся здесь. Естественно, примером для выбора героической профессии был – и сейчас есть, и всегда будет – мой отец Игорь Евгеньевич Тарелкин. Мой папа – полковник ВВС, Герой РФ, испытатель катапультных установок и парашютных систем. Мне всегда было на кого равняться. Кроме того, моя мама всегда поддерживала меня в экстремальных вещах. Когда в 12 лет я решил выполнить свой первый парашютный прыжок, родители уступили моему упрямству и согласились. Они всегда мне очень помогали и помогают во всем сейчас, я вижу в их глазах помощь и поддержку. Естественно, наши супруги тоже оказывают неоценимую поддержку – без них мы бы не достигли того, к чему идём, не дошли бы до этого старта. Для них всё это так же тяжело – тяжело во время подготовки к старту; иногда мы приходим домой, как зомби, абсолютно без сил.

Олег Новицкий: Продолжу тему, начатую Кевином. У нас были пылесос и шкаф, но я боялся темноты (смеется)! Чтобы привыкнуть к ней, я смотрел на звездное небо. Наверное, в этот момент и зародилась детская мечта – попасть туда и посмотреть, что же там находится, среди этих мерцающих звезд – конечно, тогда я еще не знал, как стать космонавтом. Позже я поступил в Борисоглебское летное училище, в котором учился мой двоюродный брат. После сокращения Вооруженных Сил я был переведен в Ейское училище, в котором учились я, Евгений, Максим (Сураев, летчик-космонавт РФ – прим. ред.), который на протяжении всей подготовки, в том числе и сейчас, здесь, на Байконуре, оказывает нам поддержку. По окончании Академии имени Ю. А. Гагарина у меня получилась возможность пройти отбор и поступить в отряд космонавтов – а впоследствии оказаться здесь!

Вопрос от корреспондента иностранного СМИ: Вопрос к Кевину Форду. Возрастает роль коммерческих космических кораблей. Как Вы считаете, будут ли они со временем чаще использоваться? Какова будет их роль в будущем?

Кевин Форд: Сейчас развивается программа коммерческих космических кораблей. Есть надежда, что уже в следующем году корабль «Дрэгон» будет регулярно доставлять на станцию и возвращать с нее грузы. Коммерческие полеты на низкие орбиты – программа «Спейс Экс» – тоже имеет большое будущее. Все мы очень заинтересованы в развитии таких программ.

Наталья Бурцева: Вопрос к Павлу Виноградову. Вы, как самый опытный из космонавтов, не хотели бы что-нибудь пожелать основному экипажу? На что им нужно обратить больше внимания? Может быть, больше двигаться, просыпаться пораньше, почаще смотреть на Землю? Какие «человеческие» пожелания прозвучат от Вас как от человека, который все знает о космическом полете?

Павел Виноградов: Желаю ребятам, чтобы по возвращении на Землю они остались бы такими же хорошими друзьями, как сейчас, с таким же теплым человеческим отношением друг к другу, чтобы эти отношения сохранились на всю оставшуюся жизнь. Не секрет, что у нас были разные экипажи, которые возвращались на Землю в разных взаимоотношениях. Желаю, чтобы вы стали более опытными, более дружными – вот это, пожалуй, самое главное.

Алексей Песляк, агентство «РИА Новости»: Вопрос к основному экипажу. Первый вопрос – к Олегу Новицкому и Евгению Тарелкину: во время вашего полета по российской программе полета нет выхода в открытый космос.

Олег Новицкий: Я выражу общее мнение. Нас немного это расстраивает, мы подготовлены к выходу, но так сложилось, что в нашей программе его нет.

Алексей Песляк: Как вы будете отмечать Новый год во время полета? Взяли ли вы какие-то подарки друг для друга? И еще вопрос. Что пожелали вам ваши семьи накануне старта? Спасибо.

Евгений Тарелкин: Мы берем с собой подарки – и на Новый год, и на Рождество, и на дни рождения. Какие они, мы, конечно, говорить сейчас не будем, иначе потом будет не интересно.

Кевин Форд: В полете у нас будет два официальных праздника – Рождество и Новый год, но в Рождество у нас будет стыковка с экипажем Романа Романенко, Криса Хадфилда и Томаса Маршберна. Это будет подарок нам от Санта-Клауса (смеется)! Потом мы отметим День рождения Жени, Новый год – надеюсь, удастся позвонить семьям и поздравить их.

Ирина Рогова: Напомню, что 12 октября на Байконуре мы отмечали День рождения Олега, а теперь будем отмечать День рождения Евгения – уже на станции.

Олег Новицкий: Насчет пожеланий. Члены наших семей пожелали нам хорошего старта, плодотворной работы, мягкой посадки. Мы знаем, что они за нас очень переживают, и я от лица всего экипажа хочу поблагодарить родителей, жен, братьев, дочерей, друзей, которые пришли поддержать нас в этот момент.

Дарья Алабужина, Russia Today: Вопрос к Евгению и Олегу. Вы оба – военные, я знаю, что Олег принимал участие в боевых действиях. Как вы считаете, МКС – это объединяющий фактор и показатель того, как представители разных национальностей, из разных стран, могут работать вместе. МКС – это пример для всего мира, как нужно жить в дружбе?

Олег Новицкий: Вы сами ответили на свой вопрос, и так удачно (смеется)! Естественно, МКС – это международный проект, который направлен на объединение мыслей, идей, людей. Даже большое государство в одиночку не в силах «потянуть» такой дорогостоящий проект. Своей работой мы будем показывать, что мы настроены на дружбу и добрые, теплые взаимоотношения.

Вопрос от корреспондента иностранного СМИ: Чего вы ждете с наибольшим нетерпением от этого полета?

Евгений Тарелкин: Когда мы только-только прилетим на станцию, у нас вряд ли будет свободное время, потому что, прежде всего, нужно войти в курс дела. Наверное, свое свободное время мы посвятим общению с семьями, фотографированию, общению друг с другом. Работа на станции – это действительно тяжело. Как говорят наши коллеги, иногда можно сутками друг друга не видеть.  

Вопрос от корреспондента российского СМИ: Мы видим плодотворное сотрудничество между двумя странами (Россией и США) в области космонавтики, такие дружеские отношения между членами экипажа. Обращаясь к внешнему миру, что вы могли бы пожелать по этому поводу?

Олег Новицкий: Отвечаем словами из мультфильма про кота Леопольда: «Давайте жить дружно»!

Ирина Рогова: Большое спасибо! На этой позитивной ноте позвольте поблагодарить экипажи за хорошее настроение и хорошие, остроумные ответы, а представителей СМИ – за интересные вопросы. Пожелаем экипажу хорошего отдыха, приятного аппетита (смеется) и хорошего просмотра «Белого солнца пустыни»! Всем спасибо!

 

Источник: Пресс-служба ЦПК, фото ЦПК
RSS | Архив новостей
Для подписки на новости введите Ваш e-mail:
Выберите рубрику
Интересные факты
Самое длительное пребывание в космосе
Самое длительное пребывание в космосе – 438 дней. Рекорд по самому длительному пребыванию в космосе установил русский космонавт Валерий Поляков. Он находился 14 месяцев на борту космической станции Мир в 1995 году.