О Центре
Блоги

Рекордный выход в открытый космос

| Котов Олег
11 января 2014 08:40

Рекордный выход в открытый космос

Прошло ровно две недели с момента нашего выхода в открытый космос, который мы с Сергеем выполнили 27 декабря. Этот выход запомнился нам несколькими вещами. В первую очередь, был поставлен рекорд продолжительности пребывания советских и российских космонавтов в открытом космосе.

Подготовка скафандра к выходу

Сам по себе выход планировался изначально как длинный, штатная расчетная продолжительность работ была 7 часов 5 минут. (Так получилось из-за того, что часть задач была перенесена с предыдущего выхода в связи с выносом олимпийского факела в открытый космос.) Выход 27 декабря был связан с использованием очень большого количества укладок. Судите сами: мы должны были вынести большой и малый телескопы, кабельную катушку для малого телескопа, сумки с инструментами, якорь для установки на платформу с телескопами. Якорь – это такая штука, на которую космонавт входит, чтобы на ней устойчиво закрепиться и использовать обе руки для выполнения тонких операций – установки чего-либо, стыковки разъёмов (без якоря время от времени приходится одну руку задействовать для перемещения страховочных карабинов). Итак, продолжаю перечислять:  якорь, балка для замены, фермы на Ф-образных поручнях для установки научной аппаратуры в последующем, научные комплексы «Сейсмопрогноз» и чехол для экспозиционной кассеты СКК (это съёмная кассета-контейнер, в которой на внешней поверхности станции экспонируются материалы для исследования их поведения в открытом космосе). Само по себе всё это было достаточно сложно разместить в шлюзовом отсеке и при этом разместиться самим, сделать так, чтобы при надевании скафандров и при шлюзовании не повредить ранцами, или ногами аппаратуру  и скафандры не покалечить.

Выход начался в запланированное время, шлюзование прошло штатно, телескопы были выведены достаточно быстро, последовательно всё было установлено на свои места.

Проблемы начались при монтаже кабелей. Так получилось, что далеко не все разъёмы, которые должны были быть в определённых местах, мы смогли найти. Некоторые мы так и не нашли, они либо отсутствовали, либо были заняты другими кабелями, и поэтому состыковать все кабели, которые мы проложили, не представлялось возможным. Пока ЦУП размышлял, что делать дальше, мы приступили к установке оборудования «Сейсмопрогноз». Для этого мы отправили в свободный полет в открытый космос старую аппаратуру и установили на её месте новое оборудование «Сейсмопрогноз», подстыковали кабели, и оборудование прекрасно начало работу уже без всяких замечаний. Дальше ЦУП принял решение всё-таки снять оба телескопа и через шлюзовой отсек вернуть их обратно на станцию, потому что отсутствовала телеметрическая информация о состоянии телескопов и подачи на них питания. Оставлять оборудование снаружи станции без обогрева, без систем терморегулирования, особенно такое, как телескопы, чревато его выведением из строя. И мы приступили к операции, которая была для нас неожиданной, - нужно было отстыковать разъёмы, снять телескопы, закрыть всю оптику крышками и так же, очень аккуратно, занести технику обратно и разместить внутри шлюзового отсека так, чтобы она не мешала в дальнейшем закрытию люка и сама оставалась сохранной.

Переноска телескопа – крайне деликатная операция. Скажем так – мы в буквальном смысле не выпускали его из рук. Всегда один держал телескоп, второй в это время передвигался на метр вперёд, брал телескоп в руки и ждал, пока второй пройдёт этот метр вслед за ним. Так, «гусеницей», мы перемещались от шлюзового отсека до платформы наведения, на которую устанавливались эти приборы.

В результате выход продлился больше восьми часов. Официальное время между открытием и закрытием люка составило восемь часов семь минут, что действительно много. Должен сказать, что усталости и истощения, которые бы препятствовали работе, не было.  Сказалась, конечно, и хорошая подгонка скафандров и вообще их хорошее качество, и наша физическая подготовленность к таким длительным операциям. И я, и Сергей сохранили полную боеспособность: возможность перемещаться по внешней поверхности станции, работать с карабинами, выполнять и тонкие операции, и физически тяжёлые задачи. В общем, скафандры нас не подвели, а мы, в свою очередь, не подвели всех остальных.

Теперь ЦУП, наземные специалисты, разбираются с причинами, разрабатывают циклограмму следующего выхода, который планируется на конец января, когда мы снова будем пытаться вынести, установить и подключить телескопы – надеюсь, они заработают, – а также закончить операции, которые мы не успели в 37-м, декабрьском выходе. Нам предстоит снять ферму с научной аппаратурой и отправить её в открытый космос, установить балку для фиксации научной аппаратуры, на неё – оборудование, подключить кабели заново, снять планшет с материалами, которые несколько лет экспонировались в открытом космосе. Это интересный эксперимент, который оценивает, как себя «чувствуют» различные материалы, кабели, элементы обшивки, покрытия в открытом космическом пространстве, что с ними происходит. Это крайне нужно при создании перспективных космических кораблей и станций – так можно было понять, какие материалы нужно использовать и как они могут себя повести при нахождении в открытом космосе в длительных полётах. Мы обязательно снимем и вернём на Землю результаты этого эксперимента. Также, может быть, будет запланировано ещё несколько задач. 

Комментарии:

Ваше имя:

Адрес электронной почты:

Комментарий:

Введите число с картинки

RSS | Архив новостей
Для подписки на новости введите Ваш e-mail:
Выберите рубрику
Интересные факты
Космический туризм. Ч.Симони
Чарльз Симони стал первым двукратным космическим туристом, слетав на МКС в 2007 и 2009 годах. Недавно он женился, и его брачный контракт, помимо всего прочего, содержит запрет лететь в космос в третий раз.