О Центре
Новости
Новости

Сергей Рязанский: «Посадка прошла штатно, чувствую себя хорошо»

19 декабря 2017

Сегодня в Центре подготовки космонавтов имени Ю.А. Гагарина прошла пресс-конференция командира экипажа транспортного пилотируемого корабля «Союз МС-05» Сергея Рязанского, который вернулся из космического полёта 14 декабря. Продолжительность его «космической командировки» составила 139 суток.

Журналистов интересовали самые разнообразные вопросы: каково самочувствие в первые дни на Земле после длительной орбитальной экспедиции, как прошла посадка, какое мнение сложилось за полгода совместной работы об экипаже, нужна ли космонавту психологическая поддержка во время пребывания на МКС, какие эксперименты были наиболее интересными, чем пахнет открытый космос и т.д.

Представители СМИ отметили активную деятельность Сергея Николаевича в социальных сетях, где многие пользователи откликались на выложенные им фотографии из космоса. Запомнился также мастер-класс по приготовлению пиццы на борту МКС и проведённый в прямом эфире урок по физике. «Я очень рад, что мы попытались запустить образовательную программу на РС МКС, – подчеркнул Сергей Рязанский. – Надеюсь, она станет со временем полноценной, чтобы любой учитель страны мог встроить в свой урок такие ролики под эгидой Министерства образования РФ. Я считаю, надо отдавать приоритет тем, кто связан с образовательной программой, потому что мы фактически растим будущих специалистов нашей отрасли. И университетские программы должны быть массовыми, ведь для студента поставить эксперимент на борту МКС – очень хорошая мотивация».

Рассказывая о своём четвёртом выходе в открытый космос, который состоялся 17 августа 2017 года, Сергей Рязанский отметил, что он получился немного дольше запланированного, так как работа оказалась сложнее. Особый интерес у СМИ вызвало испытание нового скафандра «Орлан-МКС». «В новом скафандре выходил Фёдор Юрчихин, а я наблюдал и оценивал его работоспособность, его впечатление, – отметил Сергей Николаевич. – Во время работы Фёдор Николаевич не отвлекался на регулирование системы термообеспечения, что у нас является необходимостью, поскольку в космосе примерно 45 минут – день, 45 минут – тень. Соответственно, сначала скафандр нагревается на солнце до плюс 70 градусов поверхности, а в тени – до минус 70-100 градусов может быть. Поэтому я постоянно регулировал эту систему. А у нового скафандра она автоматическая и работала, в общем-то, идеально. По жёсткости скафандра – там новые оболочки, материалы используются – тоже негатива нет. Понятно, что надо привыкать, тестировать. Когда Александр Мисуркин и Антон Шкаплеров выйдут в открытый космос, будет ещё одно квалифицированное мнение по поводу системы нового скафандра».

Говоря о посадке, которая оказалась мягкой, как и предыдущий раз, Сергей Рязанский признался: «Физически нынешняя посадка гораздо легче переносится, чем прошлая. Организм уже понимает, чего ему ожидать, плюс я тщательнее тренировался на станции. А вот вестибулярный аппарат повёл себя немножко хуже. Это, наверное, связано с работой командира, потому что командир не может закрыть глаза во время перегрузок, он должен постоянно вести репортаж, следить за коллегами и т.д. Но восстанавливается «вестибулярка» достаточно быстро. В целом, я прекрасно себя чувствую».

За время второго полёта Сергей Рязанский провёл десятки исследований и экспериментов в области медицины, космической биологии, физико-химических процессов. Для Сергея Николаевича, в частности, новым был эксперимент «Сарколаб», направленный на изучение мышечно-сухожильной и нервной систем человека в условиях космического полёта. Космонавт подчеркнул: «Если мы планируем в дальнейшем межпланетные полёты и высадки на другие планеты, нам очень важно понимать, какие изменения происходят в мускулатуре человека и каким образом нам менять средства профилактики и тренировки для того, чтобы нормально работать и на Луне, и на Марсе».

 

Источник: Пресс-служба ЦПК, фото и видео ЦПК
RSS | Архив новостей
Для подписки на новости введите Ваш e-mail:
Выберите рубрику
Интересные факты
Космический мусор
Масштабы проблемы космического мусора огромны, так как вблизи Земли вращаются более 17 тысяч объектов размером более 10 см. Дело осложняется еще и тем, что каждый из крупных объектов потенциально может, в свою очередь, расколоться на тысячи более мелких.