О Центре
Новости
Новости

Инспектор СППК-2011, Герой РФ В. А. Рень о специальной парашютной подготовке космонавтов

15 июля 2011

Профессия космонавта — одна из самых высокорисковых. Люди, которые её выбирают, отличаются безусловным мужеством и отвагой. Сознательно рисковать своей жизнью, изо дня в день справляться со множеством испытаний, осваивать совершенно неизвестное и новое для всего человечества, способны немногие.

С самого начала космической эры впереди космонавтов шли испытатели. Именно испытатели замерзали в снегах, тонули в море, падали с немыслимой высоты, чтобы на себе проверить новую технику, медикаменты, питание. Именно испытатели впервые в мире проводили многочисленные эксперименты, чтобы сделать космический полёт безопасным. Работа, которой посвятили себя эти мужественные люди, главной целью имела защиту жизни и профессиональной деятельности космонавта. Призвание испытателя — это риск, балансирование между жизнью и смертью, опасность как условие труда. Работа испытателя по плечу только отважным и бесстрашным людям.

Один из известных испытателей не только в отечественной, но и мировой космонавтике – Виктор Алексеевич Рень. За мужество и героизм, проявленные при испытаниях авиационно-космической техники, В. А. Рень был удостоен звания Героя Российской Федерации. Виктор Алексеевич отдал развитию космонавтики более 35 лет жизни.

Виктор Алексеевич с отличием окончил Рижское высшее военное авиационное инженерное училище. Красный диплом дал ему возможность самому выбрать место службы. Лейтенант Рень выбрал Звёздный городок и в 1975 году прибыл в Центр подготовки космонавтов (ЦПК). Начинал свой путь он в качестве инженера контрольно-регистрирующей аппаратуры в полку имени В. С. Серёгина, который был прикреплён к Центру подготовки космонавтов. В 1980 году Виктор Алексеевич году приступил к испытательской деятельности в составе уникального лётно-испытательного отделения лётной службы ЦПК. Тогда же он выполнил свой первый прыжок с парашютом. На сегодняшний день у него более 2 000 прыжков и уникальный опыт приземлений на самые необычные площадки: аэродромы, стоянки, стадионы, Аллея Героев в Звёздном городке и т.п. За плечами Виктора Алексеевича — прыжки и с высоты нескольких километров, и со сверхмалой для парашютного прыжка высоты в 100 м. Виктор Алексеевич с благодарностью называет имена своих учителей: «Человеком, который научил меня испытательскому делу вообще, был Сергей Александрович Киселёв. Я ему премного благодарен за то, что именно он сделал из меня настоящего испытателя. Он очень пунктуальный, грамотный, дотошный учитель, который дал мне возможность развиться как испытателю и парашютисту. Первым учителем по парашютному делу был Вячеслав Иванович Крылов. Благодаря Киселёву и Крылову я уже на 8 прыжке работал на схождение, вёл репортаж, с 16 работал на сборку в воздухе больших формаций из четырёх — двадцати парашютистов». Чтобы учить других правильно реагировать на нештатные ситуации и успешно выходить из них, нужно самому столкнуться с ЧП. Так, на 2 000 прыжков у Виктора Алексеевича было всего 2 «отцепки». «Отцепкой» называют ситуацию, в которой по различным причинам не раскрывается основной парашют и вводится запасной.

На специальной парашютной подготовке 2011 года Виктор Алексеевич Рень выполняет обязанности инспектора. Разносторонний опыт испытателя космической техники, парашютиста, руководителя позволяют В. А. Реню организовать эффективное проведение тренировок, дать экспертную оценку результатам подготовки и помогать в осуществлении коррекции индивидуальных программ СППК кандидатов в космонавты и общего контроля организации и проведения СППК.

— Виктор Алексеевич, расскажите, пожалуйста, какие качества нужны космонавту для успеха на специальной парашютной подготовке?

— Кандидатам в космонавты и космонавтам для успешного освоения программы СППК необходимо много сильных харáктерных качеств. Самое серьёзное качество — это высочайшая ответственность и обязательное наличие мотивации. Эти качества позволяют кандидатам в космонавты выполнять задачи согласно программе СППК на профессиональном уровне с огромным на то желанием. Если обучаемый настроен ответственно и готов работать, то он не упустит ни один элемент подготовительных мероприятий перед прыжком, самого прыжка и решения дополнительного задания на прыжок. Космонавт должен чувствовать ответственность и перед самим собой, и перед товарищами, и перед инструкторами, которые его обучают. Если он настроен на высококачественное выполнение полного объёма задач, то он и справляется без проблем.

Обязательное для участников специальной парашютной подготовки космонавтов качество — впрочем, я думаю, что оно нужно не только здесь — это большая сила воли. Космонавт знает, что парашютные прыжки относятся к опасным видам деятельности. Конечно, возникает чувство дискомфорта и даже страх, и это вполне естественно. У нормальных и разумных людей эти чувства всегда присутствуют в преддверии незнакомых и сложных видов деятельности, связанных с возможностью возникновения в любой момент нештатной или аварийной ситуации. И это нормально. Чрезмерное волнение и страх могут помешать работе. Поэтому космонавту, как профессионалу и оператору опасной профессии, нужна большая сила духа, чтобы подавить страх и «уйти» от волнения. Космонавт отодвигает страх на двадцатый, тридцатый план, а на первый ставит обязательное решение задачи, поставленной на конкретный прыжок, а впоследствии — на конкретный космический полёт или на выход в открытый космос, на выполнение программы космического полёта и действия в нештатных ситуациях. Подавление страха — это и есть мужество. Кандидат в космонавты или космонавт на СППК выполняет задачу независимо от своих переживаний. Он понимает: ситуация непростая, это не игра в бирюльки, а очень ответственный элемент подготовки к космическому полёту.

Одним из основных качеств кандидата в космонавты и космонавта является их высокая обучаемость. При отсутствии такого качеств значительно возрастает продолжительность обучения. Безусловно, космонавтам на СППК необходимо профессиональное мастерство — без него ни одна работа не будет выполнена. Профессионализм и мастерство приходят только тогда, когда человек контролирует своё профессиональное развитие, стремится расти как профессионал. Без этого стремления и работы над собой про эффективность выполнения задачи можно не говорить, она будет очень небольшой или вообще будет отсутствовать.

Немаловажным качеством любого человека и, прежде всего, космонавта, является наличие соревновательного духа. Каждый ежедневно, ежечасно пытается стать лучше себя вчерашнего, лучше рядом идущих. На сборах СППК соревновательность — это положительное качество. Оно помогает тому, кто стремится качественнее и в максимально короткие сроки освоить программный механизм, заложенный в систему специальной парашютной подготовки космонавтов. Когда внутри кандидата в космонавты или космонавта «сидит» спортсмен, этот человек с каждым прыжком и решением дополнительных задач заметно прогрессирует.

Помимо сказанного, на СППК изучается морально-психологический аспект деятельности космонавта. Это очень важный элемент подготовки, который даёт возможность оценить эффективность профессиональной деятельности космонавта и получить перспективу работы с ним. По результатам психологической подготовки в процессе реализации программы СППК вырабатываются рекомендации космонавту, направленные на коррекцию или исправление качественно нового выбранного кандидатом в космонавты пути — стать космонавтом. Мы должны подготовить конкретные рекомендации для каждого космонавта таким образом, чтобы он умел самостоятельно анализировать условия и обстановку, с которой он сталкивается, и, если это необходимо, вносить изменения в алгоритм своей деятельности. Специалисты, проводящие СППК, очень много времени уделяют поиску индивидуальных методов работы с кандидатами в космонавты и космонавтами, ведь каждый из них уникален.

— А какие качества нужны испытателям и инструкторам?

— Высокая обучаемость и возможность обучать других людей. В каждом из инструкторов обучаемый должен видеть педагога. Кроме того, как и космонавты, инструкторы должны быть мотивированы, настроены на высококлассную и эффективную работу. Инструкторы должны понимать, что самое главное в их подготовке — знать на самом высоком уровне все тонкости программы СППК и её методической составляющей. Это касается и техники парашютного прыжка и подготовки к нему, и выполнения дополнительного на прыжок задания и анализа его результатов. Инструкторы должны знать последовательность укладки парашюта, все технические характеристики используемого снаряжения и применяемых парашютных систем, методику специальной парашютной подготовки, порядок действий при возникновении нештатных ситуаций и многое другое. Кроме того, они сами обязаны на практике отработать в процессе инструкторского сбора весь объём пунктов и упражнений, которые заложены в программу СППК.

Во-первых, каждый наш инструктор СППК должен уметь правильно отделяться и досконально знать различные способы отделения от многих видов воздушных судов.

Во-вторых, инструктор должен уметь ориентироваться в воздухе и вести образцово-показательный репортаж. Основное требование к репортажу — конкретность: «Я развернулся вправо от направления выброски, вижу слева от меня на удалении таком-то и высоте такой-то Иванова Ивана Ивановича, он приближается ко мне со скоростью 2 метра в секунду и превышением 1,5 метра…». Репортаж нужен, чтобы команда наблюдателей (педагоги, инструкторы, инспекторы) и руководители прыжками получали оперативную и самую полезную информацию о процессе прыжка. Наблюдателям нужна чёткая и ясная картина того, что происходит с инструктором или космонавтом в воздухе. Репортаж обучаемого служит средством активизации его состояния, средством организации мыслительной деятельности по принципу «вижу-говорю-думаю-говорю-принимаю решение-говорю-действую-говорю». Улучшение качества репортажа приводит к повышению уровня сознательного отражения действительности, обеспечения самоконтроля и саморегуляции действий космонавта. Одновременно репортаж обучаемого является обратной связью для оценки становления космонавта как оператора.

В-третьих, инструкторы должны владеть техникой выполнения прыжков с куполами различного типа. Это нужно испытателю, если он и его обучаемый «пересели» на другой купол, например с круглого на планирующую оболочку.

В-четвёртых, каждому участнику СППК, конечно, прежде всего, инструктору, нужно понимать, что происходит в воздухе, как нужно действовать, чтобы «прийти» и приземлиться в заданную точку (в «крест» или «ноль»). Кто этого не умеет делать, те «рассыпаются» и приземляются по всему полю. Картина, мягко говоря, некрасивая. От инструкторов и, впоследствии, космонавтов требуется умение выполнять самостоятельные расчёты точки выброски, строить заходы на точность и обеспечение безопасного приземления. Инструкторы должны уметь видеть весь процесс подготовки и выполнения прыжка от момента укладки парашюта, входа в самолёт до момента приземления кандидата в космонавты или космонавта, анализировать результаты работы, грамотно делать замечания и давать чёткие рекомендации по исправлению ошибок. Наконец, инструкторы по завершении СППК должны написать отчёт о результатах работы с обучаемым космонавтом, изложив материал так, чтобы эта информация была полезна с точки зрения последующей оценки готовности космонавта к выполнению главной, боевой задачи — космического полёта.

— Есть ли отличия СППК-2011 от СППК предыдущих лет? Появились ли новые элементы, а может, было принято решение от чего-то отказаться?

— Появились более сложные элементы, которые развивают логическое мышление. Задачи, которые мы предлагаем испытуемому для решения в прыжке, не простенькие примеры вроде «1+2=3, 3+2=5». Например, мы даём такую арифметическую задачу: высота покидания самолёта или вертолёта неизвестна (высотомер заклеен кусочком бумаги), но известно время свободного падения. Нужно решить в свободном падении математическую задачу, которая является дополнительной на прыжок с целью определения времени задержки и момента раскрытия ранца парашюта. Космонавт прыгает, решает эту задачу, получает величину, которая и является временем свободного падения до раскрытия ранца парашюта. Если испытуемый не способен правильно решить задачу, он срывает с высотомера наклейку и ориентируется по приборным показаниям. Перед отделением от воздушного судна, после отделения в свободном падении и под куполом парашюта космонавт вслух комментирует решение задачи, свои наблюдения, принятие решения и выполнение действия с аудиозаписью на диктофон.

Из нововведений назову также появление ещё одной группы психологов. Они занимаются медицинской психологией. Раньше мы делали один психологический срез в начале подготовки и ещё один в конце. Сейчас делается уже четыре среза: первый — в начале подготовки, когда идёт работа с круглыми куполами без задержки в раскрытии; второй — уже с задержкой в раскрытии; третий срез — после перехода на планирующие оболочки, когда космонавты работают на высоте нескольких километров. Четвёртый, заключительный срез делается в конце специальной парашютной подготовки. Начальный и заключительный срезы были и раньше, но исследование проводилось не в таком объёме, как сейчас. А в целом, костяк и содержательная, главная часть специальной парашютной подготовки, которая была заложена в 70 — 80-х годах прошлого века, выдерживаются до настоящего времени. Это означает, что всё было очень грамотно и правильно продумано. Вообще, СППК можно украсить дополнением или разнообразием некоторых заданий. Это будет и интересно, и правильно. Участники СППК будут понимать: они приехали для того, чтобы научиться работать в условиях стресса, принимать правильное решение, описывать происходящее вслух, готовиться и в будущем грамотно действовать в нештатных ситуациях.

Хорошим подспорьем в ускорении процесса понимания и адаптации к прыжку с парашютом на СППК была поездка накануне сбора на аэродинамическую трубу. Ребята почувствовали воздушный поток, поняли, что любое изменение положения руки, ноги, тела приводит к соответствующему движению космонавта в аэродинамическом потоке или к ошибке выполнения поставленной задачи. В аэродинамической трубе даже незначительные ошибки в действиях кандидата в космонавты или космонавта очень заметны из-за небольшого её объёма.

Чрезмерно согнутые ноги и вытянутые руки приводят к кабрированию и движению назад. Не отреагировал вовремя — ударился об остекление трубы. Наоборот, прямые ноги и «короткие» руки приводят к пикированию и движению вперёд. Не исправил ошибку вовремя — ударился об остекление трубы. «Короткие» руки и согнутые ноги — это угроза проваливания до соприкосновения с нижней сеткой трубы, «длинные» руки и прямые ноги — вспухание до соприкосновения с верхней ограничительной сеткой трубы. Потому 25 — 30 минут «свободного падения» в аэродинамической трубе — очень полезное время для значительного сокращения пути к приобретению космонавтами требуемых навыков устойчивого, стабильного свободного падения или выполнения заданных движений в свободном падении в процессе реализации программы СППК на сборе.

Источник: Пресс-служба ЦПК
RSS | Архив новостей
Для подписки на новости введите Ваш e-mail:
Выберите рубрику
Интересные факты
Космический мусор
Масштабы проблемы космического мусора огромны, так как вблизи Земли вращаются более 17 тысяч объектов размером более 10 см. Дело осложняется еще и тем, что каждый из крупных объектов потенциально может, в свою очередь, расколоться на тысячи более мелких.