О Центре
Новости
Новости

Ничто не помешает полёту: ни коронавирус, ни замена экипажа

12 марта 2020

В Центре подготовки космонавтов имени Ю.А. Гагарина проходит второй день экзаменационных комплексных тренировок (ЭКТ). Первым к ЭКТ на тренажёре транспортного пилотируемого корабля (ТПК) «Союз» приступил основной экипаж МКС-63 в составе космонавтов Роскосмоса Анатолия Иванишина, Ивана Вагнера и астронавта НАСА Кристофера Кэссиди.

Прежде чем занять места внутри тренажёра спускаемого аппарата ТПК «Союз», космонавты и астронавт ответили на вопросы журналистов. Представители СМИ поинтересовались, как прошла вчерашняя экзаменационная тренировка на российском сегменте Международной космической станции (РС МКС) и что чувствуют космонавты, став из дублёров основным экипажем.

«Конечно, это было для нас неожиданностью, – отметил командир ТПК «Союз МС-16» Анатолий Иванишин. – Мы готовились лететь только в октябре 2020 года. Но такие ситуации случаются, и каждый дублирующий экипаж должен быть готов в любой момент стать основным. У нас ещё сравнительно комфортные условия, т.к. было время осознать, что наш статус поменялся, а были случаи, когда замена экипажа происходила уже на космодроме Байконур».

   

Его коллега по экипажу бортинженер ТПК «Союз МС-16» Иван Вагнер добавил, что вчера они сдали экзамен на «отлично» и что ему комфортно работать с такими опытными товарищами.

Кристофера Кэссиди спросили про первый пилотируемый полёт корабля Crew Dragon, созданного компанией SpaceX, к Международной космической станции (МКС), который запланирован как раз на 63-ю экспедицию. Астронавт отметил, что будет очень рад встретить своих коллег.

Затем началась ЭКТ у дублирующего экипажа в составе космонавтов Роскосмоса Сергея Рыжикова, Андрея Бабкина и астронавта НАСА Стивена Боуэна на РС МКС, которым журналисты также задали несколько вопросов.

Сергей Рыжиков, которого недавно ввели в состав дублирующего экипажа в качестве командира ТПК «Союз МС», отметил, что команда у него хорошо подготовленная: «Ребята вышли уже на финишную прямую, это мне надо было их немножечко догнать. Так как в прошлом году я уже был дублёром, сделать это было несложно. Наша задача была в основном отработать взаимодействие. И отличная оценка вчерашнего экзамена показала, что мы хорошо справляемся».

На вопрос, как чувствует себя Андрей Бабкин в роли дублёра, космонавт сказал: «Мне приятно работать в таком коллективе, результаты говорят сами за себя».

Пожелав дублёрам удачи, представители СМИ задали несколько вопросов начальнику ЦПК Герою России, заслуженному лётчику-испытателю РФ Павлу Власову. Говоря о случившейся замене экипажа, Павел Николаевич заметил, что в истории пилотируемой космонавтики было порядка сорока замен экипажей или членов экипажа, в том числе уже на космодроме: «Экипаж Анатолия Иванишина шёл дублирующим и был фактически готов в почти таком же объёме, как основной экипаж. А вот в отношении нового дублирующего экипажа пришлось форсировать их подготовку, вводить дополнительные занятия. Несмотря на то, что совместные тренировки дублёров были начаты недавно, они показали хорошую слётность, взаимопонимание, о чём говорит вчерашняя оценка по корабельной тренировке. Это говорит о том, что они надёжно будут дублировать основной экипаж».

Красной нитью сегодня проходила тема коронавируса и того, какие меры профилактики и защиты введены в ЦПК. «Карантин для экипажей наступил раньше обычного, – подчеркнул Павел Власов. – Экипажи не совершают никаких выездов, даже таких традиционных, как посещение Кремлёвской стены и дома С.П. Королёва накануне отъезда на Байконур. В ЦПК мы отменяем экскурсии, минимизируем контакты, зарубежные командировки. Возвращающихся из заграницы сотрудников отправляем на карантин на 14 дней, как рекомендовано ФМБА. Надеюсь, на данном этапе этих мер будет достаточно».

Источник: Пресс-служба ЦПК, фото и видео ЦПК
RSS | Архив новостей
Для подписки на новости введите Ваш e-mail:
Выберите рубрику
Интересные факты
Соглашение ООН - 1979 г.
В 1979 году в рамках ООН было заключено соглашение, которое провозглашает принцип исключительно мирного использования Луны и всех других небесных тел, кроме Земли, и недопустимости претензии со стороны любого государства на распространение своего суверенитета на какое-либо небесное тело. Соглашение ратифицировали всего 13 стран, причём среди них нет ни одного государства, обладающего существенной собственной космической программой.